Выше только звезды

Список разделов Отдых и общение Паб

Описание: Пилотские байки, анекдоты, драки с гражданскими ( обо всем кроме политики)
Модератор: Модераторы


  • ?

Сообщение #1 Kirito » 24.03.2014, 13:06

нашел на просторах интернета вот такое чтиво, может кому будет интересно сторонние творчество
Василич еще раз проверил ближайший сектор на предмет астероидов, убедился, что все спокойно, дал тягу на маршевый двигатель, и откинулся в потертом кресле. «Мечтатель» — иначе он свой «Фрилансер» уже лет 10 не называл – чуть вздрогнул, довольно заурчала силовая установка, скорость начала понемногу увеличиваться. Задерживаться в этом секторе космическому волку очень не хотелось.

И причиной тому вовсе не были пираты, которые уже года два, как обустроились в астероидном поясе останков одной из планет, которой даже имя не стали давать. Пиратов он уже давно не боялся. Прочь из сектора его вела, скорее даже гнала его несбыточная мечта – «прыгнуть» туда, где еще никто и никогда не был! Стать первооткрывателем нового сектора!

Над койкой в кубрике у него висели четыре свидетельства о регистрации новых варпов, но они нисколько не успокаивали его, скорее раззадоривали искать дальше. Все эти точки он нашел походя, да и располагались они в ойкумене. В одну из них Василич и вовсе чуть ли не провалился, когда проспал поток астероидов, а автоматика не сработала.

Разбудил его гулкий удар и последовавшая дробь – мелкие обломки небесного тела барабанили по обшивке корабля. Чудом его пронесло сквозь поток, хотя и изрядно потрепанным. Из-за множества поломок, на ремонт которых у него ушло двое суток, он отклонился от курса и оказался далеко в стороне от основных маршрутов. Восстановив работоспособность корабля до приемлемого состояния – лишь бы доползти до ближайшей станции – Василич начал было прокладывать новый курс, когда подал свой тихий голос сканер обнаружения варпов. Сигнатура входа и состояния канала были несложными и устойчивыми, так что, следуя своей авантюристической натуре, Василич решился на прыжок. Все прошло как нельзя гладко, и уже через сутки его подобрали возле Магнуса, а еще через неделю, пройдя все формальности, ему вручили свидетельство и положенные кредиты, которые покрыли лишь половину стоимости ремонта потрепанного астероидами судна, услуг буксира, да съем жилой капсулы, чтобы было где перекантоваться.

В такие моменты обычно радуются, но поздравления от чиновников и картографов Василич принял очень сухо, даже немного нервно. Им было трудно понять его состояние: из-за этой поломки, ему придется задержаться на время ремонта, у него не останется денег, чтобы запастись топливом и припасами, которые нужны, чтобы продолжить намеченное путешествие.

За полтора месяца, что Василич провел в вынужденном «отпуске» в системе Магнус, его счет почти сравнялся с нулем. Последний банк, в который он обращался за кредитом, отказал ему два года назад, так что рассчитывать приходилось только на себя. Это значило, что придется заняться тем, от чего космического волка мутило едва ли не физически – перевозками и курьерскими доставками. «Торгащество» — как пренебрежительно называл это Василич – вызывало в нем отторжение уже после своего первого рейса, который он совершил, дай бог памяти, сколько лет назад.

Когда вместо радостной встречи с отцом к ним в дом пришли люди из страховой компании и вручили документы на получение нового судна, в связи с наступлением страхового случая, Василич не сразу понял, что остался сиротой. Все, что удалось узнать, что развалившийся едва ли не в пыль корабль отца нашли в пограничной зоне недалеко от Келлога. Спасательную капсулу найти не удалось. Знакомые говорили, что, скорее всего, он наткнулся на патруль Вандуул.

Вот так Василич и стал капитаном «Мечтателя», который тогда еще был просто судном без имени. Пытаясь заработать на хлеб с маслом, юный капитан, до того занимавшийся извозом по ближайшим спутникам, решил заняться тем, чем занималось множество владельцев этого прекрасного судна – торговлей. Однако его полная неопытность в этом деле, природная застенчивость и нелюдимость, превращали каждую операцию, каждый рейс в муку. Много раз его откровенно дурили, отказывались платить, указывая на какие-то нарушения, допущенные им при транспортировке. Да и сама торговая братия Василичу претила. Находить с ними общего языка он не умел, да и не хотел.

Выполняя очередной долгий перелет, он мечтал о далеких звездах, о новых, неизведанных системах, представлял себе, какое это, должно быть, невероятное чувство, когда оказываешься в неизвестном космосе, когда БК сходит с ума, пытаясь сориентироваться и определить координаты… и не может! Потому что нет рядом ни одной известной звезды!

Странное существо человек! Сотни и тысячи лет назад, взирая на звезды с Земли, даже боясь представить себе, что на них можно побывать, он мечтал о том, как взмоет в небо, протянет руку и коснется луны. Человека манили звезды, не давали спать, заполняли все его мечты. А теперь он летит от одной звезды к другой, видит миллиарды звезд вокруг себя… и все так же мечтает о них. Мечтает дотянуться до самой далекой из них. Мечтает оторваться – уже не от земли – от других звезд и взмыть… как и тысячи лет назад – выше только звезды! Все такие же недостижимые!
Эта мечта – шагнуть далеко за пределы ойкумены захватила Василича. Даже ненавистное торговое ремесло стало восприниматься легче, потому что теперь оно служило некой высшей цели – звездам!

Три года, матерясь, нервничая, желая всего наихудшего всем своим заказчикам, Василич курсировал по уже до боли знакомым маршрутам, выполняя ненавистную работу. Экономя на всем, кроме самого корабля, он, наконец, окончил курсы космографии, получил третий класс пионера, переоборудовал свой «Фрилансер» в настоящее поисковое судно и, послав все и вся куда подальше, вырвался в свободный полет.
Не имея никакого четкого плана, Василич решил сразу отправиться к самой окраине известного космоса, чтобы найти ту самую точку, которая отправит его в неизвестное далёко. Тогда он и представить себе не мог, что разведка космоса не такое уж захватывающее занятие. А самое главное, крайне рискованное и дорогостоящее.

И, если сперва, сканер «Мечтателя» работал в режиме 24/7, а улыбка не сходила с лица Василича, почувствовавшего себя наконец свободным, то уже через пару недель сканер пришлось выключить, чтобы хватало мощностей на все прочие системы корабля, а улыбка сменилась угрюмостью. Не достигнув и половины намеченного на скорую руку маршрута, Василич остался почти без топлива, с аварийным освещением, включенным в целях экономии и на сухом пайке, поскольку морозильник также пришлось отключить. Через четыре дня ему посчастливилось встретиться с танкером, который обменял его скудные финансовые средства на возможность реанимировать судно и благополучно добраться до ближайшей обитаемой планеты.

Путешествие на край вселенной пришлось отложить и вернуться к осточертевшим перевозкам. Последующие свои экспедиции, Василич планировал все более и более тщательно. При этом каждый раз звезды подкидывали ему все новые и новые сюрпризы.
В первую свою встречу с пиратами, он тщетно пытался от них уйти, даже отстреливался, за что поплатился множественными повреждениями, которые пришлось потом отрабатывать в течение полугода, а также выбитым зубом и прочими телесными повреждениями. Пираты прошлись по Василичу и за один из поврежденных «Хорнетов», и за то, что в результате всей этой погони, они обнаружили пустой «Фрилансер», на котором ничем, кроме консервов и поживиться было нельзя.

Старший из «ребятушек», узнав о том, что Василич пытается найти новый варп, а потому грузов с собой не берет, зло сплюнул, назвал чокнутым и рекомендовал в этом секторе больше не появляться. Так это прозвище – чокнутый – за Василичем и осталась.

С тех пор он часто встречался с пиратами, но действовал совершенно иначе. Понимая, что уйти и уж тем более отбиться, ему вряд ли удастся, Василич, едва заслышав предупреждение БК о не идентифицируемом корабле, сбавлял скорость и отсылал сообщение, что грузов не имеет и готов к досмотру. Недоверчивые пираты окружали его судно, сканировали, крутили пальцем у виска и убирались восвояси.
Со временем, «Мечтатель» примелькался и даже стал узнаваем среди пиратов, так что кто-то Василича уже просто не трогал, кто-то приглашал поболтать, кто-то злобно матерился, мол «опять этот чокнутый». За несколько лет он завел шапочное знакомство с доброй половиной «ребятушек», с некоторыми даже выпивал на каком-нибудь форпосте.

Неизвестно каким образом, но об этом становилось известно ребятам из Бюро – адвокатам, как их еще называли – и не раз у космического волка были с ними продолжительные беседы «по душам»: с кем общался, о чем, а не хотите сотрудничать?
Сотрудничать Василич отказывался долго, и вовсе не из-за некой дружбы: какая дружба с бандитом, пусть даже пропустили горячительного вместе? Ему просто не хотелось нарушать тот хлипкий статус-кво, которого удалось достичь с этой непростой публикой. Да, они грабили, даже убивали, но они позволяли Василичу свободно перемещаться по облюбованному сектору, в котором, как ему подсказывало его одержимое идеей поиска сознание, должен, просто-таки обязан, быть «тот самый варп».

Впрочем, через какое-то время Бюро надоело играться с несговорчивым угрюмым чудаком, погрязшим в долгах, и его, что говорится, приперли к стенке: либо сотрудничество, либо срок и лишение гражданства за связь с преступным элементом. Деваться было некуда, однако Василич приложил максимум усилий, чтобы доказать свою бесполезность в качестве агента: разыгрывая привычный образ чудаковатого парня, он постоянно что-то путал, опаздывал, порой, откровенно саботировал, организуя поломки своего судна, чтобы никуда не лететь.

Через полтора года мытарств, адвокаты махнули на него рукой, хотя и продолжали следить. Желая окончательно избавиться от внимания Бюро, Василич, что говорится, залег на дно и на какое-то время занялся торговлей, летая по самым «исхоженным» маршрутам, лежащим как можно дальше от заветного сектора.

За это время он расплатился с большей частью долгов и обновил свой старый «Фрилансер». За годы, что Василич и «Мечтатель» бороздили космос, «Мусаши» выпустили новую линейку кораблей, в том числе и новое поколение «Фрилансера», но капитан не хотел расставаться со своим верным судном. Новый корабль, с одной стороны, был просто ему не по-карману, а с другой, он не мог расстаться с «отцовским» кораблем, на борту которого были пройдены все стихии… за исключением, разве что, медных труб.

«Мечтатель», которого уже не один десяток раз латали в самых разных частях галактики, был для Василича, пожалуй, единственным другом, а друзей не продают и не меняют.

Хотя техники, все, как один, твердили Василичу, что «Мечтателю» не долго осталось, что пора его менять, пока еще есть возможность более или менее выгодно продать, он лишь отмахивался, но по сердитому взгляду, становилось понятно — настаивать бесполезно.

К очередной экспедиции Василич подготовился основательно: заранее рассчитал где будет заправляться, какая сумма понадобится, где пополнит запасы воды и продовольствия. Сам не понимая почему, он был уверен, что правильно определил примерное расположение «того самого варпа». Продав добрую половину вооружения, он заказал мета-анализ приглянувшегося и так заинтриговавшего его сектора. Через пару недель ему пришел ответ, который не добавлял оптимизма. Выводы были таковы: «Мета-анализ данного сектора не может считаться достоверным, вследствие малого количества данных телеметрии, обусловленного малой посещаемостью военными, торговыми и прочими судами UEE».

Василича это не смутило: он с головой ушел в изучение тех «недостоверных» данных, что удалось собрать. Хотя он и мало что понимал во всех этих графиках, диаграммах, пояснениях, Василич, тем не менее находил какие-то намеки – иначе не скажешь – подтверждавшие, что его догадки верны. Ну, или ему очень хотелось, чтобы они таковыми были.

Кроме того, его одержимость трактовала факт того, что в этом секторе проходило очень мало судов в пользу того, что варп просто не был замечен.

БК пискнул, отметив три цели над апогеем ближайшего газового гиганта. Цели не идентифицировались, так что Василич, будучи уверен в принадлежности судов «ребятушкам», и желая поскорее добраться до уже близкого заветного сектора, отправил короткое сообщение: «Груза нет. Готов к досмотру, но очень тороплюсь».
Ответа не последовало. Через полчаса Василич начал нервничать: вдруг какая-то неизвестная шпана? Вдруг не признают? А если не получили сообщение?
Когда уже стали отчетливо видны очертания двух 325-х в авангарде, и идущего следом «Катласа», наконец пришел ответ: «Чокнутый!».

Через несколько минут «Ориджины» лихо прошли прямо над мостиком «Мечтателя», а «Катлас» дал лихую спираль.

«Засранцы», отправил Василич и наконец спокойно выдохнул: признали. Пираты стремительно уходили из зоны действия радаров, а «Мечтатель» уверенно шел к заветным координатам. Через несколько дней целевой сектор был достигнут.
На карте отображались ближайшие системы и отдельные звезды, но все они имели только лишь буквенно-цифровое обозначение – окраина известного космоса, очередной предел человечества, который необходимо прорвать, за который нужно вырваться, чтобы достать до новых звезд. И начать мечтать о новых!

Поиск варпа – занятие довольно муторное. Заходишь в сектор, закладываешь маршрут облета, а затем ждешь, пока БК проинформирует либо о возможном нахождении точки, либо о выполнении маршрута. Учитывая, что исследуемый сектор может быть достаточно большим, на это могут уйти недели.

Характер Василича как нельзя лучше подходил для этого. Он мог часами вглядываться в космос, мечтая о том, как однажды достигнет свей цели, как потом будет еще несколько недель составлять карту, которую еще никому не доводилось видеть, как вернется назад, как будут смотреть на него окружающие, а он просто заправит «Мечтателя», запросит разрешение на взлет и отправится искать дальше. Потому что выше – только звезды! И звезд так много!

Прерывались его мечтания только необходимыми процедурами диагностики систем корабля, отлучками на кухню, в гальюн, да просмотром какого-нибудь старого кино. Спал Василич мало, а криокамерой вообще пользовался в крайних случаях. Например, когда подходили к концу запасы воды, продуктов, или накрывалась система регенерации кислорода.

Но, рано или поздно, Василич отправлялся в кубрик, ложился на ставшую домом шконку, и, прежде чем заснуть, рассматривал полученные за открытие новых варпов свидетельства.

Многие считали бы себя вполне состоявшимися пионерами, имея эти золоченные пластинки, а капитан вовсе не считал их достижениями – так, лишнее напоминание, что главная цель еще не достигнута.

Проснувшись, Василич каким-то внутренним чутьем уловил, что с «Мечтателем» что-то не так. Наверное, мать так же чувствует, когда с ее ребенком что-то происходит.
Замерев, Василич стал прислушиваться к кораблю. За многие годы, проведенные на его палубе, он знал наизусть все его скрипы, гулы, прочие шумы. Он как доктор мог по одному лишь звуку определить «болезнь». Однако сколько он не прислушивался, все казалось звучало, как обычно.

Решив, что это просто тревога и перевозбуждение от ожидания результатов сканирования сектора, Василич заварил себе кофе, схватил пачку галет и прошел на мостик.

Усевшись в кресло, он запустил диагностику корабля (на всякий случай) вывел экран маршрута и… они с «Мечтателем» отклонились от заданой правой спирали. Отклонение пока было небольшим, поэтому автопилот и не подавал никаких сигналов тревоги, пытаясь вернуть корабль на проложенный маршрут. Вот только судно все дальше и дальше уходило с него.

Василич отключил автопилот, взял управление на себя и попытался дать правый крен. Старый «Фрилансер» немного качнуло, но не более. Сколько бы ни дергал капитан штурвал, курс практически не менялся.

Автодиагност не нашел никаких неисправностей, о чем бодрым звонком отрапортовал Василичу.

«Тупая железяка!» — подумал Василич. С кораблем определенно что-то было не так. Не рассчитывая больше на компьютер, капитан выпустил дрона, чтобы самому осмотреть «Мечтателя».

Уже через несколько минут он увидел, что часть маневровых двигателей едва работают, вот почему автопилот не мог лечь на курс. На минуту сердце Василича бешено заколотилось – слишком далеко он был от какого-нибудь форпоста, станции, торгового маршрута, вообще от людей, которые могли бы помочь.

Позволив себе эту минуту паники, Василич успокоился и решил, что ничего страшного, в принципе, не произошло. Отказ всего-лишь части маневровых – это не проблема! Ведь есть и другие!

Развернув судно на 180 градусов, маневрируя работающими двигателями, Василичу удалось вернуться на курс. Из-за активного маневрирования, он несколько потерял скорость, но лишние день или два, которые из-за этого понадобятся для завершения облета не казались ему такой уж большой ценой, за возможность довести дело до конца. Единственная реальная сложность, что управлять судном придется полностью в ручном режиме, но и с этим можно справиться – отоспаться можно будет на обратном пути.

Рассматривая ситуацию со всех сторон, Василич все больше убеждал себя, что никакой катастрофы не произошло, да и выбирался он уже из куда худших ситуаций.

В последующие двое суток ничего не происходило: Василич периодически брал в руки штурвал и корректировал траекторию, все системы корабля, за исключением уже отказавших двигателей, работали исправно, единственным неудобством были резь и сухость в глазах от приема стимуляторов. Василич терпеть их не мог, но сейчас обойтись без них не получалось: один лишь кофе уже не мог справиться с отяжелевшими веками, которые наровили сомкнуться.

Можно было бы прикорнуть на пару часов, но Василич боялся проспать, что грозило уходом с маршрута и последующим долгим и изматывающим маневрированием. Облет сектора уже был близок к завершению: еще пара дней, и можно будет возвращаться назад.

Василич старался не думать о том, что через несколько дней он проложит обратный маршрут, с учетом имевшихся неисправностей, и просто отправится ни с чем к… чему? Не выплаченным кредитам? Необходимости опять заняться торговлей на год, а то и более?

Нет. Лучше об этом не думать! Лучше подумать о чем-нибудь хорошем, о том, как он все же найдет варп. Подумать о том, что это так тихо попискивает?
Все же уснул! Василич с трудом разомкнул глаза и вырвался даже не из сна, а из какой-то вязкой мороки, в которую попадаешь, когда изо всех сил борешься со сном, но все же уступаешь.

Пищал сканер! Варп был едва ли не в центре спирали маршрута. Сонливость и усталость испарились! Василич чуть не прыгал, всматриваясь в экран, на который сканер выводил сигнатуру канала – «жирный», устойчивый, просто мечта!

Космический волк дрожал от волнения. Сев в кресло, он глубоко выдохнул, тщетно пытаясь подавить растянувшуюся улыбку, и принялся прокладывать маршрут. Сперва нужно было погасить скорость, ибо варпы не терпят торопливости. Минут десять ушло на то, чтобы выравнять корабль кормой по курсу, после чего Василич включил маршевый двигатель, чтобы снизить скорость.

Загудела силовая установка, и скорость начала снижаться. По прикидкам капитана, минут через 15 маршевый можно будут выключить, и начать маневрирование, чтобы выровнять корабль носом по курсу.

Не в силах усидеть на месте, Василич начал ходить по небольшому мостику «Мечтателя», беспрестанно поглядывая на прохождение курса и показатели сканера. Хотя время стало тянуться с черепашьей скоростью, он переживал, что может упустить нужный момент.

Внезапно у Василича вновь возникла необъяснимая тревога. Он замер на месте, стал вслушиваться в работу систем корабля, и на этот раз, «Мечтатель» явно проявил «симптомы»: привычный гул силовой установки маршевого двигателя сменился воем, затем урчанием, наконец, двигатель заскулил и затих. Вместе с ним замерло и сердце Василича. Несколько секунд он не мог пошевелиться, надеясь, что сейчас двигатель снова оживет. Однако тишину нарушал лишь писк сканера.

Василич пытался запустить установку по обводным цепям, подавал дополнительную мощность, но двигатель продолжал молчать. Мозг начал судорожно перебирать возможные варианты дальнейших действий: отклониться от варпа, послать сигнал о бедствии и уповать, что «Мечтателя» с его неудачливым капитаном все же найдут, уже, скорее всего, за пределами ойкумены; проложить курс до ближайшего форпоста, оставшимися маневровыми положить судно на этот курс и через несколько месяцев доползти до людей. Оставался еще последний вариант – войти в варп.

Василич понимал, что вернуться обратно уже вряд ли получится – билет в один конец…
— Твою же! – процедил Василич, нерешительно сжав штурвал в руках.

Решение, после секундного колебания, далось ему легко. Слишком близка была его мечта, слишком сильно манили его далекие звезды, слишком много разочарований было в прошлом, и еще большие ждали в будущем.

«Мечтатель» и его капитан были стары, чтобы сворачивать на пороге мечты. Вернись они сейчас – что их ждет? Свалка. «Мечтателя» отправят на лом, а его капитан будет до конца жизни отрабатывать накопившиеся долги на каком-нибудь погрузчике.
Нет! Сейчас, или никогда! Да и что может быть важнее звезд, которых еще никто и никогда не видел?

Василич резко дал левый крен, выравнивая «Фрилансер» носом по курсу. Сканер продолжал пищать, подсказывая о скором входе в варп.

Мечта сбывалась…

Автор: ove_bababoke
Источник: mmozg.net
Компьютер не подчиняется законам физики. Только в нем глюки возникают из ничего, файлы исчезают в никуда, а объем измеряется в метрах и называется весом.
Автор темы
=LZR=Maj_Kirito
M
перейти в профиль игрока на офсайте RSI
Майор Майор
ШТАТКАподразделение: Эскадрилья №2
должность: Инженер
сводные сведения


  • ?

Сообщение #2 Dimon12ru » 24.03.2014, 18:40

требую продолжения банкета рассказа!!!!
=LZR=Maj_Dimon12ru
перейти в профиль игрока на офсайте RSI
Аватара
Майор Майор
ШТАТКАподразделение: Эскадрилья №2
должность: Пилот
сводные сведения


  • ?

Сообщение #3 astromo » 24.03.2014, 19:05

Прям про меня, и старый и Фрилансер в ангаре, и тяга к исследованиям непреодолимая.... А особенно звезды и новые системы! ЛЕТАТЬ ХОЧУ! :D

:astr:
:astr:
Est modus in rebus
=LZR=Maj_astromo M
перейти в профиль игрока на офсайте RSI
Аватара
Майор Майор
ШТАТКАподразделение: Эскадрилья №2
должность: Фрилансер
сводные сведения


  • ?

Сообщение #4 Kirito » 24.03.2014, 20:06

Dimon12ru писал(а):требую продолжения банкета рассказа!!!!
жаль что на источнике написано что продолжения не будет
Компьютер не подчиняется законам физики. Только в нем глюки возникают из ничего, файлы исчезают в никуда, а объем измеряется в метрах и называется весом.
Автор темы
=LZR=Maj_Kirito
M
перейти в профиль игрока на офсайте RSI
Майор Майор
ШТАТКАподразделение: Эскадрилья №2
должность: Инженер
сводные сведения


  • ?

Сообщение #5 Bear » 24.03.2014, 20:08

Интересно написано, жаль что без продолжения.
Bearing good.
=LZR=Capt_Bear M
перейти в профиль игрока на офсайте RSI
Аватара
Капитан Капитан
ШТАТКАподразделение: Эскадрилья №7
должность: Командир эскадрильи
сводные сведения


  • ?

Сообщение #6 Kirito » 25.03.2014, 02:01

Из той же серии :vanduul:

Делай что должно (На конкурс "Выше только звёзды")

Глава 1. 793-ий.


Патруль в системе Фора подходил к концу. Целый месяц бродяжничества по окраинам забитой мусором и пылью системы не дался так просто для корабля. Верная стелла — корабль проекта Constellation, числящийся в штате флота UEEN под номером Z-793M, выглядел потрёпанным, но все системы функционировали в штатном режиме и никаких особых проблем бортинженер уоррент-офицер Р. Родригес не ожидал. Пульт управления приветливо подмигивал ему, вахта заканчивалась, с кухни тянуло свежеприготовленным кофе, и, в общем-то, офицера тянуло на лирический лад. Вылет выдался тяжёлым. Вездесущие пираты, астероиды, пыль и кометы, столь частые в этой системе, доставляли достаточно много проблем экипажу, состоящему из четырёх человек, но лейтенант-коммандер Хаггард был достаточно компетентным командиром, чтобы эффективно использовать имеющиеся ресурсы, а команда — опытной, дабы не допускать глупых ошибок, свойственных недавним курсантам.

Так что, хоть экипаж и порядком устал, всё шло к успешному завершению миссии. А дальше… Родригес зажмурился — а дальше его ждёт получение гражданства. Да, почти три года он отдал флоту, болтаясь в никому не нужной системе только для того, чтобы получить гражданство и стать полноправным гражданином Империи. Так делали многие, и молодой офицер был не исключением. Достижение же этого рубежа открывало многие двери. За три года на счёте скопилась достаточная сумма, которой как раз хватит на модернизированную аврору — благо офицер почти не пил, не курил и вообще вёл образцово-показательный образ жизни. Разве что кредит в MF Trust Bank ещё можно будет взять — уровень доверия в нём был поднят ещё отцом. Потом надо поставить парочку усиленных лазеров от АСДа, закупить десяток-другой талонских самонаводящихся ракет — и кораблик будет готов к самостоятельной жизни. Можно будет сколотить вольный отряд, организовать свою ЧВК и беспечно жить, занимаясь любимым делом. Тем более, несколько скорых отставников уже были на примете и уговорить их было лишь делом тех…

— Райан, сколько раз мне тебе говорить, убери к хфурговому Черному Солнцу ноги с панели и проверь показания радара. Опять звук оповещения выключил? — капитан, проснувшись после вахты, пришёл наводить дежурный разнос своим подчинённым.
— Сэр, да, сэр, — привычно ответил инженер и, споро убрав ноги с столь удобной панельки, вызвал консоль дальнего оповещения — на их корабль недавно поставили какую-то новинку от Химеры. Звук был действительно отключён — ведь из-за специфики системы пиратов тут не ловили, а буде те потеряли бы осторожность и решили бы полезть на рожон, так был поставлен блок оповещения, который бы заорал благим матом при приближении какого-либо корабля более, чем на десять километров. Впрочем, эта зона, даже с ограничениями, была всё равно больше, чем у старого базового сканера от RSI, который заменили при последнем посещении верфей.

И тут с пилота сонное состояние слетело как туман при сильном порыве ветра, а он сам с размаху хлопнул по кнопке включения тревоги. Взвыли баззеры тревоги и замигали красные лампы, выдвинувшиеся с потолка. Капитан, стоящий около своего кресла и мирно попивающий кофе поперхнулся и, прыгнув в кресло и первым делом активировав максимальную защиту, по внутренней связи, предусмотренной в бою, поинтересовался, что, собственно, происходит. Грохоча тяжёлыми армейскими ботинками пронёсся и, подтянувшись и не став ждать стульчика, в верхнюю турель буквально взлетел Вилкинс — десантник, приписанный к 793-ему в качестве стрелка.

— Варп-канал, сэр! Мощный, стабильный, прямо по курсу в шестидесяти тысячах! Достигнем его через минуту, сэр. Наши действия?
— #$%^&, сын портовой шлюхи и халфлинга! — ясно выразился командир и, не медля ни секунды, включил реверс. Двигатели взвыли от перегрузок и корабль буквально вздыбился всем своим железным телом. Мигнули лампы аварийного освещения (вся энергия во время боя шла на вооружение, щиты и двигатели) и многотонная махина замерла.

— Ещё раз, Райан, ещё хоть раз ты прошляпишь что-то подобное — лишу премии и лично отправлю на гауптвахту, — командир бросил негодующий взгляд назад, но особой злобы в нём не было. Они летали вместе достаточно давно и успели хорошо узнать друг друга. Как то, что командир суров, но справедлив, так и то, что бортинженер достаточно компетентен для того, чтобы прошляпить что-то действительно опасное для корабля: — Полное сканирование, уоррент, результаты мне сразу же по готовности. Я хочу знать всё и, что самое важное, есть ли эта дырень в общем классификаторе или нам удалось наткнуться на что-то действительно интересное. И давай-давай, пошевеливайся! Я хочу знать всё, особенно то, почему около неё не болтается маяка. Уж что-то, а ТАКОЕ прошляпить эти умники из местного отделения UEE не должны были… как там сканирование?

— Сэр, данный вход в варп-пространство не обнаружен ни в одном классификаторе из имеющихся на борту. Это неизвестное пространство, сэр.
— Бросай маяк, посылай запрос на Фору и готовимся к прыжку. Оставлять за своей спиной такую дырку я не хочу, а то можно получить аналогичную, — адреналин, вызванный сиреной, улетучивался и напряжение медленно спадало: — Джентельмены. Мы идём в неизвестность.


Глава 2. Новые горизонты.


Прыжок, на удивление, прошёл успешно. Констеллейшн вылетел из варп-пространства и, включив все сканеры, начал исследование планетарной системы. Команда, среди которой уже никто не спал, пребывала в нервном возбуждении. Все понимали, что значит неисследованная система. Это или пригодная для жизни планета, или залежи природных ресурсов, столь необходимых для проекта синтетического мира, который который год пытаются завершить. А если повезёт — одновременно и то, и другое, и ресурсы, и планета, что сулило совсем уж космические барыши тем, кто первым обнаружил эту дыру. Кто бы поверил — найти варп-проход на обычном дежурстве. Невиданное дело. Впрочем, при здравом размышлении, это было вполне возможно. Патрулирование ввели недавно, а всякому сброду туда летать было не за чем, ничего интересного в том секторе Форы не было.

— Сэр, готов спектральный анализ системы, — пульт выдал писк, оповещающий о завершении работы и все, даже обычно флегматичный снайпер-пилот Петров, четвёртый член экипажа, с интересом уставились на борт-инженера, который, между тем, сглотнув ставшей вязкой слюну, продолжил: — Вывожу на главный экран.

Космонавты перевели взгляд на экран, расположенный перед пультом капитана и у всех без исключения зажглись глаза огнём надежды. Система, семь планет, земного типа. А это значит минимум две колонизируемые планеты и ещё столько же — доноры ресурсов. Что немаловажно, донор почти халявных ресурсов, добываемых открытым методом. Единственное что мешало обзору — в нескольких световых годах висела странная магнитная аномалия, которая на схеме системы была обозначена как черный, заштрихованный провал, означающий, что нет никакой информации по содержанию. Но это было не важно, вряд ли там было что-то интересное. Но, для проформы, Хаггард приказал всё же просветить аномалию направленным сканированием. А пока — было время веселиться. Вилкинс уже тащил бутыль с замечательным коньяком. Вообще на флоте он не приветствовался, но сейчас — можно. Такое событие случается раз в столетие. И вот, когда бокалы были уже наполнены и произнесён тост насладиться напитком морякам помешал истошный визг баззеров тревоги и приятный женский голос бортового ИИ, от которого у всех без исключения сводило зубы, спокойно произнёсший стандартное «Многочисленные цели, идут на сближение. Время контакта — семь минут семнадцать секунд». В который раз за этот безумный день народ бросился кто куда. Лейтенант — за пульт и штурвал, инженер — за радар, Вилкинс прыгнул в турель, а Петров непостижимым образом уже залезал в старый Мерлин, гордо носящий название «793-S».

— Доклад! — буквально прорычал капитан, разворачивая остановившийся корабль на маленьком пятачке и подавая максимальную энергию на двигатели. Корабль взвыл, дёрнулся и понёсся вперёд, всё наращивая ускорение. Инженер, открывший рот для того, что бы доложить, подавился воздухом, бросив один единственный взгляд на экран сканера химеры.
— С… сэр, это… регистрирую пять десятков больших целей, в аномалии, сэр! — возбуждённо почти проорал уоррент и, справившись с мгновением удушья, продолжил: — Неизвестное количество малых целей, их закрывает туманность, но их там как бауульцев в торговом хабе!
— Кэп, что это значит? — сзади раздался голос стрелка, обычно не участвовавшего в разговорах офицеров.
— Что значит, что значит?.. — коммандер скривился как от зубной боли, — Вторжение это значит. Надо упредить планету. Удалось зафиксировать размер и форму врага? — в том, что на хвост кораблю упали именно истребители врага, никто почему-то не сомневался.

— Так точно, сэр. Пробил по классификатору — совпадений нет. Это новая раса, сэр.
— #$%^&, — в который раз за день констатировал положение дел капитан.

Тем временем, патрульный корабль добрался до варп-пространства и нырнул в него, оставив преследователей за кормой. Но вот надолго ли — это было непонятно.


Глава 3. Faster than light.


Выпрыгнув в уже знакомой системе, корабль развернулся и быстро начал набирать ход, следуя к единственной населённой планете системы, носящей такое же имя — Фора. И сразу же по общей связи, с соблюдением стандартной кодировки, патрульный начал вызывать диспетчерскую базы UEEN. Обычно армейские и флотские общались на кодированных частотах, помногу раз меняя их в заданных алгоритмах. Но для этого были необходимы специальные ретрансляторы, которых, естественно, в этой системе, со столь высоким количеством космического мусора, не было. Слишком уж это было затратно, постоянно их обновлять при отсутствии явной необходимости.

И вот теперь, ругаясь и матерясь сквозь зубы, капитану приходилось вызывать базу через гражданские ретрансляторы, используя тот код, который хоть и считался секретным, но его не знал наизусть только ленивый. У ленивого он был на бумажке записан. Было негласное соглашение между пиратами — военные не особо отслеживают сигналы, появляющиеся и уходящие в «пустой» космос, а пираты дают возможность в экстренной ситуации использовать свои рестрансляторы для связи. Ну и, естественно, сами они тоже узнают новости из первых рук.

— 793-й вызывает Базу. Повторяю, 793-й вызывает Базу. Повторяю, 793-й вызывает Базу…
— А, Хаггард? База-1, 17-й на связи. Я уж думал пираты сбрендили и решили пообщаться. Что у вас там?..
— Не время. Общая тревога. Повторяю, общая тревога, код 6578348/34124.
На том конце на несколько секунд воцарилось недоумённое молчание — видимо, оператор вбивал код — и, как и сам капитан, выматерился.
— Вторжение?
— В точку, 17-й. Вторжение. Дай мне связь с контр-адмиралом Нареком. Это дело в его компетенции и только он может инициировать эвакуацию системы.
— А адмирала нет. Он в соседнюю систему увёл флот…
— И что мы, младший лейтенант, имеем?
— Звено триста двадцать пятых и 919-го в патруле на другом конце системы.
А на орбите висит грузовик. Правда он на планету спускаться не может.
— Я выдвигаюсь к Форе. Пусть все наличные силы дозаправятся и снарядятся и отправляются в эти координаты — там дырка, через которую эта гнусь сможет ворваться к нам в сектора. Объявляй эвакуацию по варианту 3. Пусть берут еду, воду и тёплые вещи. Будем грузить всех в транспортник. Ответственность я беру на себя, лейтенант. Активируй приказ моим личным кодом.
— Принято, сэр. Тревога объявлена, эвакуация начата. Сбор ополчения объявлен и есть уже семь заявок. Скидываю вам координаты ближайших складов снабжения, согласно директиве 6-1-0.
— Отбой, База. Мы идём домой.

Следующие несколько часов прошли в лихорадочном ожидании. Двигатели выдавали максимальную скорость и ещё чуть-чуть выше, работая на износ и потребляя топливо просто в непомерных количествах. У лейт-кома была надежда дозаправиться и поменять двигатели на складе, расположенном аккурат между Форой и нынешним положением Стелла.
Обычно нахождение таких складов держали в секрете, но сейчас, при угрозе внеземного вторжения, смысла в тайнах больше не было. Или склад поможет отбиться и потом можно будет разобраться с мародёрами, которые обязательно припрутся пощупать лакомый кус, или уже никому дела до разграбленного склада не будет. Ещё была надежда, что пираты не успеют быстрее 793-го к складу, но, увы, ей не суждено было сбыться. Всё же использовался открытый ретранслятор, и, очень может быть, как раз именно тех охотников за чужим добром, чей катлесс сейчас упорно пытался взломать систему непосредственной обороны склада и высадить абордажников.
Прибыв к фальшивому астероиду, радар сразу же подсветил пирата, атаковавшего станцию.

Констеллейшену повезло дважды. Первый раз, когда пират не стал устраивать засаду, а полез хапать, надеясь на авось. А второй раз, когда пират, начав разворот, подставился под огонь туррели 6-го ранга, спрятанной прямо перед входом и поставленной на кинжальный огонь. Вообще, такими туррелями можно разбирать небольшие капитал шипы, так что марадёру хватило. Да, он быстро скооперировался и одним выстрелом сжёг туррель, но двигатель ужасно дымил и пускал топливо, а значит абордажник потерял ход и стал беззащитен.

Особо не мудрствуя, пользуясь превосходством в вооружении, патрульный подошёл на оптимальную дистанцию и вскрыл кораблик пиратов как нож вскрывает консервную банку. Крики о сдаче Хаггард проигнорировал. Та падаль, которая перед лицом страшного врага пытается раскачивать лодку и урвать себе кусок, на взгляд капитана, в пленении не нуждалась, а суд, любой суд, был бы слишком гуманным.
Так или иначе, но, быстро дозаправившись и дозарядившись, а также сменив движки на новые, корабль вновь понёсся к Форе.

Время уходило ужасно быстро и почти треть того промежутка, который капитан дал вражескому флоту на то, чтобы вылезти из аномалии, перегруппироваться и начать атаку на сектор, уже прошла.


Глава 4. Бегство.


Прибытие на планету-столицу сектора ознаменовалась ужасной суетой. Десятки флаеров, ховер-такси и прочих летательных аппаратов метались по стратосфере, пытаясь быстрее доставить население не такой уж и маленькой колонии на межсистемный грузовик. Жителям Форы повезло — тот имел достаточно объёмные трюмы для того, что бы разместить всех, кто не имел возможности самому убраться из системы. В них как раз заканчивали монтаж систем жизнеобеспечения и дополнительных палуб и переборок.

Райан наблюдал за всей этой суетой отстранённо, сидя в удобном кресле корабля. Через стекло рубки и прозрачные стены терминала люди были похожи на маленьких муравьёв: все куда-то что-то волокут, пытаются утащить кусочек своего имущества в обход запрета, и всем глубоко плевать друг на друга.

И их мы собираемся защищать, — в голове Родригеса проскочила крамольная мысль, которая, впрочем, быстро развеялась. Размышления инженера в который раз прервал писк приборной панели — датчики сигнализировали о наполнении топливных резервуаров. Ракетные контейнеры были заполнены ранее и готовы к использованию. А через секунду раздался шорох со стороны нижнего люка и жужжание сервомоторов, поднимающих кого-то на борт. Секунда — и до уоррента донеслась отборная ругань капитана. Кажется, тот был крайне недоволен и, судя по таким эпитетам как «отрыжка вакуума», «старый идиот», «хфургово отродье» и прочим лестным высказываниям, командир жаловался окружающим на отсутствие вышестоящего офицера со всем наличным флотом. За Хаггардом топали несколько членов адвокатикус. Судя по всему, эти люди будут сопровождать их небольшую Стеллу на обратном пути. Бластеры на боках и лёгкие бронежилеты ясно указывали, что это далеко на простые юристы. Поступившая мгновением позже информация о прибывшем оборудовании под кодовыми номерами, соответствующими бронекостюмам 7-го уровня лишь утверждала эти подозрения.
Рядом с поглощённым консолью инженером происходил разговор между главой адвокатов и капитаном:
— … и вы думаете, что мы успеем?
— Это не в нашей компетенции, лейтенант-коммандор, в чём-то быть уверенным. Приказ планетарного правительства ясен — всеми наличными силами отправиться к варп-переходу и сделать всё возможное для недопущения атаки мира Форы враждебными представителями иной цивилизации. Все прибывающие силы будут переходить в ваше распоряжение.
— Вы посылаете нас на смерть, господин Тарн. Вы посылаете нас на чёртову смерть.
— Это приказ губернатора и я ничего не могу с этим поделать. Как и вы, Хаггард.
— Э-э, кэп, разрешите обратиться? — встрял в разговор вылезший из люка Вилкинс и, дождавшись кивка, продолжил: — Там прибыли какие-то парни из администрации, притащили на погрузчике короб, помеченный сразу же как груз флотских, талона и адвокатов. Говорят, грузить?
— Да, и побыстрее. Мы выдвигаемся по готовности.

Полёт обратно в сторону маяка, обозначавшего переход во враждебную систему походил чем-то на попытку плыть против течения. Толпы каких-то грузовиков, обшарпанных посудин и вообще откровенно пиратских абордажников двигались в сторону ближайшего перехода в безопасную зону. Откуда вся эта толпа повылазила было совершенно непонятно. Но чем ближе было к предполагаемому месту вторжения, тем меньше становилось кораблей. Так или иначе, патрульный корабль добрался до входа в гордом одиночестве, которое, правда, не продолжилось долго — там их уже ждали. Звено небольших кораблей, предположительно истребителей, вырвалось из-за ближайшего астероида и бросилось на перехват. Тщетно, вражеская засада не успевала — 793-й успел нырнуть в зев прохода.


Глава 5. Выше только звёзды.


Взору астронавтов открылась грандиозная картина — весь близлежащий космос был забит кораблями вторжения. Ближе всех к проходу висел огромный транспорт, судя по всему являющийся флагманом. Во всяком случае, корабля большего размера быстрое сканирование не обнаружило.

В принципе, на это и делалась ставка Хаггарда. Командор внимательно изучил результаты сканирования, полученные при первом контакте и надеялся, что мазерпшип будет висеть где-то недалеко от дырки. В захватываемую систему он вряд ли полезет, а вот стоять на входе и оперативно оказывать поддержку — это да. И сейчас диспозиция сыграла против ксеносов. Судя по всему, появление корабля землян оказалось полной неожиданностью для командиров флота вторжения. И те несколько секунд, пока длилось всеобщее недоумение, капитан использовал на всю катушку.

Двигатели констеллейшна работали на перегрузке во время того, как корабль провалился в дыру и сейчас мощный импульс, выжегший около трети микросхем и прочей электроники в основных двигателях, пнул корабль вперёд, как бьют мяч в старобританской игре футболе. Дерзкий нападающий вплотную приблизился к флагману флота и в упор дал залп по корпусу. Нет, никаких повреждений тот не получил — слишком сильны были щиты, но вот разозлил врагов — это точно. И за летящим вдоль флагмана нападающим устремились часть истребителей. Большие корабли стрелять не могли — была вероятность повредить основной корабль, а истребители не могли пробить заднюю полусферу, накачанную под завязку энергией. Двигатели же, специально усиленные на верфях, даже в таком плачевном состоянии давали достаточную тягу, что бы не позволить истребителям обогнать достаточно шустрый разведчик.

Сложилась патовая ситуация и теперь оставалось ждать лишь ошибки кого-либо, чтобы перейти из пата в цугцванг. Если для ксеносов потеря нескольких истребителей была не критична (уже два влепились в обшивку, не справившись с управлением), то первое же неосторожное действие людей привело бы к смерти всего отважного экипажа.

Впрочем, Хаггард и не хотел доводить ситуацию до такого развития. Он ждал продолжения вторжения и оно последовало — один и кораблей чужих удостоверившись, что больше никто с той стороны не полезет, направился к дырке.

— Райан, отрыжка ты вакуума, всю энергию на двигатели по моей команде! — крик прорвался через некое подобие транса, в который впал борт инженер, пытаясь одновременно уследить за всеми системами в бою: — Три!.. Два!.. Один, полный вперёд! — и вновь, как в начале боя, взревели накопители и конденсаторы, и кораблик понёсся вперёд, мгновенно достигнув точки провала. Вот только угол для входа был неподходящий, а следовательно 793-й пролетел мимо. Но и для корабля ксеносов, наполовину залезшего в проход, это стало последним, что он увидел в своей металлической жизни.
Тот самый короб, который грузили при отлёте отделился и врезался в обшивку проходящего варп корабля. Взрыв, и через секунду обе половинки повреждённого корабля скрылись внутри, что бы через секунду быть выплюнутыми потерявшей стабильность червоточиной. Залетевший ещё через удар сердца внутрь истребитель так же как из пушки вылетел обратно, превратившись в горящий сплавленный кусок металла.

Сам виновник происшествия медленно дрейфовал недалеко от прохода — с дымящимися двигателями, не выдержавшими повторного издевательства, с избитой обшивкой и отсутствующим щитом. Взрыв сильно повредил кораблик и теперь единственное что оставалось — это добить беззащитный Констелл.

Для Родригеса весь бой слился к череде сменяемых картинок, тревожно верещащих консолей и попыток так сконфигурировать защиту, чтобы прикрыть весь корабль от сыпящихся со всех сторон снарядов. Момент, когда его родной корабль потерял ход и завис, застал бортинженера за тем, что тот пытался пролезть в двигательный отсек и как-нибудь реанимировать движки. Ну или хотя бы потушить полыхающий там пожар.
Открыв переборку и нырнув в дымное нутро двигательного, Райан сразу же закашлялся. Едкая гарь, нехватка кислорода и полное отсутствие видимости — вот что его встретило внутри этого маленького филиала ада на отдельно взятом корабле. Офицер едва успел добраться до левого края, где хранились скафандры. Забравшись хоть и в ненадёжный, но хотя бы герметичный скафандр, уоррент сразу же почувствовал себя лучше. Лицо обдувало свежим ветерком, а дым сразу же перестал так донимать лёгкие. Теперь следовало заняться тушением. Взяв огнетушитель, поминутно спотыкаясь в деталях внутренней обшивки, инженер упорно продвигался к очагу возгорания. Когда до него оставалось совсем чуть-чуть, впереди в дыму, подсвеченным неверными отблесками пламени человеку почудилось движение. Резко обернувшись, офицер увидел лишь быстро приближающуюся размытую чёрточку. А затем ноги оторвались от пола и тьма мягко прикрыла уставший разум от неприглядного хаоса гибнущего корабля.


Автор:Redru
Источник:mmozg.net

Добавлено спустя 9 часов 28 минут:
Еще один рассказ с простор интернета
Легион

Изображение

Главный отсек корабля последовательно осветили две красноватые вспышки. Послышался грохот — упало два тела. Затем оттуда вышли трое. Первый был среднего роста с непритязательной внешностью, часть его лица была обрызгана каплями свежей крови. Он быстро удалился в свою каюту. Второй — грузный мужчина с ломаными чертами лица и взлохмаченными тёмными волосами. Он был ранен в плечо и грязно ругался, пытаясь найти в корабельной аптечки Констеллейшн нужные препараты. Наконец, взлохмаченный справился и обработал кровоточащую рану. Глубоко вздохнул, порылся в карманах.

— Питер, нужна помощь? — спросила его женщина высоким мелодичным голосом, уточняя курс полёта через бортовую панель. Она была, пожалуй, чересчур красива для члена экипажа: не стесняющий движений бежевый комбинезон подчёркивал аккуратную женскую фигуру со всеми характерными формами. Взгляд выразительных глаз был внимателен, а пшеничного цвета волосы падали на изящные плечи. Вполне возможно, что именно из-за неё среди контрабандистов возникла ссора, переросшая в короткую перестрелку.

— Спасибо, но уже нет! — недовольно пробормотал Питер. Он разбил ампулу слэма, вдохнул газ и ненадолго застыл в пароксизме неестественного удовольствия. На его лице отразилось выражение блаженства, которое на мгновение исказилось пробежавшей по лицевым мышцам судорогой.

— Питер, ты обещал, что прекратишь его принимать!

— Чёрт возьми, я ранен! Всё остальное ни черта не снимает боль! — он поморщился, — Лучше скажи, что будем делать с трупами?

— Просто скинем их в открытый космос.

— Капитан будет не против, — невесело усмехнулся Питер, — даже жаль его… Джоанна, пока сходи и расскажи нашим пассажирам, что мы меняем курс. А если будут возражения — пригрози, что иначе мы их просто продадим на ближайшем рынке.
Джоанна бесстрастно кивнула.

***

— Я заплатил вам достаточно. Не моё дело, какая смена власти у вас там произошла. Вы довезете меня, как договаривались. И всех остальных.

Женщина удивлённо вскинула бровь:

— Или что?

— Или вы заплатите мне. Возможно, услугами иного, более интимного рода. А после я возьму управление кораблём на себя.

Сперва Джоанна опешила от такой наглости. Но поспешила овладеть собой и изобразила на лице мрачную улыбку.

Пассажир, посмевший вступить в перепалку был совсем ещё юным. На вид ему можно было дать лет 16-18. Его светлые волосы прядями падали на глаза, взгляд которых был твёрд и нахален. А улыбка была одновременно насмешливой, вызывающей, надменной и откровенно издевательской.

Эта отрепетированная улыбка взбесила женщину. Она поднесла передатчик к губам и что-то неслышно прошептала. А после отчётливо, чтобы помимо юнца другие пассажиры(темнокожая мать с ребенком, бородатый старик и молодая девушка, которые по каким-то причинам воспользовались услугами контрабандистов) произнесла:

— Боюсь, что тебе придется пожалеть о своих словах, щенок.

— Не могу дождаться, — коротко бросил парень, лениво располагаясь в кресле.

***

— Джоанна попросила меня это сделать перед тем как выкинуть тебя за “борт”. — заявил Питер когда вывел юношу из пассажирского отсека в пустой трюм. Обшивка здесь была местами ободрана, в воздухе витала пыль и пахло синтетическими маслами.

— Сделать что?

Питер с размаху пнул парня в живот. Тот согнулся и что-то прохрипел.

— Не слышу, — проворчал Питер и ещё раз ударил его, на этот раз по лицу, рассекая скулу.

— Достаточно, — сказала бесшумно появившаяся Джоанна.

— А теперь послушайте меня внимательно. Вам будет интересно, обещаю. Ибо мы приближаемся к развязке этой неприятной и короткой истории, — издав негромкий смешок, хрипло проговорил парень.

— Этот псих и меня начинает раздражать. Пора с ним кончать.

— Постой, Питер, мне даже немного любопытно. Давай парень, расскажи нам — женщина грациозно привалилась плечом к дверному проёму.

Парень быстро выпрямился, потёр пальцами часть лица, на которую пришёлся удар:

— Вы слышали о компании “ЛЕРГЕН”?

— Наверное, — хмыкнула Джоанна. Питер подошёл к ней, обнял за талию и наставил оружие на парня. Тот продолжал.

— Некому Сэмюэлю Лерону пришлось создать её, чтобы найти средства для продолжения научной деятельности. Никто не желал его спонсировать. Все эти владельцы корпораций, финансовые директора — жалкие торгаши, которые просто не понимали то, что он делал… — парень ненадолго запнулся, — В итоге Лерон открыл свою собственную компанию и нанял небольшой штат сотрудников на одолженные в банке деньги. Они предлагали простые услуги генной инженерии. К примеру, богатенькие родители могли выбрать цвет глаз и волос своего будущего ребенка либо вовсе убрать любой волосяной покров на теле, причем выборочно. 54 года назад это была поражающая воображение обывателей новинка на рынке необычных услуг. Сразу же на компанию обрушился огромный коммерческий успех, хотя Лерон немеренно завышал цены на подобные услуги. В общем, он мог дальше спокойно заниматься любыми исследованиями…(“Уверена, что хочешь дальше слушать этот бред?” — тихо спросил Питер Джоанну. “Мне интересно, что он пытается нам сказать, пусть продолжает, ведь мы не спешим” — промурлыкала в ответ женщина)… А затем один из сотрудников “ЛЕРГЕНа” по невнимательности что-то напутал с генами ребенка одних наших клиентов. В итоге, тот родился с острой сердечной недостаточностью, врожденной предрасположенностью к раковым заболеваниям и набором психических отклонений. Тот малыш был обречён. Это был скандал, за которым последовала масса судебных разбирательств. А наши клиенты — родители — стали повсеместно обращаться к руководству компании с глупейшими претензиями, нелепыми жалобами, угрозами и исками. У одних, видите ли, ребенок слишком агрессивен. У других дети с отвратительным характером. У третьих вообще — склонны к суициду. Все эти кретины, которые были не способны не то что воспитать, но даже просто уделять внимания своим детям, винили компанию “ЛЕРГЕН” и Лерона в частности. И тогда полиция заключила его под следствие и прекратила работу всей компании.

— Гм, я слышал об этом, парень, — прервал Питер.

— Рад за тебя, — нахально ответил юноша, чем вызвал у мужчины нечто, похожее на оскал, а затем продолжил, — Возможно, Лерона бы вскоре его выпустили, ведь на самом деле он не был ни в чём виноват, не производил экспериментов с живыми существами, просто моделируя их в виртуальной среде. На тот момент он даже переключился с генетики и биологии на психоисторические разработки в кибернетике.
Но вдруг власти обнаружили импровизированную лабораторию дома у одного из тысяч сотрудников компании. И вот этот сумасшедший идиот пытался выводить гибриды несочитаемых видов животных, используя сильнейшие мутагены. Это была катастрофа. Все наперебой объявляли, что Лерон также ответственен за подобную деятельность, а защитники животных вовсе обезумели, требуя высшей меры наказания.

И тогда Лерон сбежал из под стражи. Как именно — это долгая и скучная история. Именно с того момента он стал международным преступником. Его нашли лишь спустя два года. Вернее, его труп, ведь он совершил самоубийство, предварительно уничтожив все свои записи и оборудование. Ему было 45 лет.

— И? – спросила заскучавшая Джоанна.

А вот теперь начинается самое интересное. Я в каком-то смысле и есть Сэм Лерон. Моя первая версия будучи в бегах затратила два года на создание… меня.

— Чёрт, ну и бредятина… Безумец, — сплюнул Питер, — я сделаю доброе дело, пристрелив его.

— Нет, слушайте, — голос внезапно стал холодным и властным, приобретая жестокие нотки, — Сейчас моё имя — Фейд Ксехмерон, мне 17 лет и я — модифицированный клон Сэма Лерона. С иной личностью, но с его внедрёнными воспоминаниями. С иной внешностью, но с его знаниями. Мой генотип почти совершенен, а мозг улучшен синтетическими имплантами. Я не подвержен минутным страстям, эмоциональным расстройствам и типичным человеческими слабостями. Я способен подавлять чувство страха и боли, выдвигая на первый план лишь кристально чистый, отточенный тренировками разум. Мой иммунитет почти неуязвим для большинства заболеваний. Реакция молниеносна, движения ловки, мышечная структура более совершенна. Я — свой собственный создатель. Свой личный Бог. У меня нет противников. Ни один человек, ни одна корпорация, ни одна империя не властна надо мной. Я избавлен от привязанностей. Ничто меня не уничтожит, я смогу оправиться от любого непредвиденного удара. По расположению звёзд видимых из иллюминаторов я способен в уме определить расстояние от текущего положения корабля до любой известной планеты с точностью в двести километров. Или могу рассказать тебе, какое презрение в глубине души испытывает к тебе та, кого ты обнимаешь, на основе беглого вербально-психического анализа. Могу через твою портативную консоль хакнуть электронику корабля и сбросить в невесомость топливо. Я много чего могу даже в текущем локальном масштабе. Я люблю карать и награждать, но вы, к сожалению, попадаете под первое. Я — исключительное создание.

— Какой ты фантазер, мальчик. На что ты вообще рассчитывал, рассказывая всё это? Что мы испугаемся? Ах, да, ты говорил, что оправишься от любого удара? — спросил Питер, усмехнувшись и наведя оружие на парня.

— Верно.

Трюм снова на долю секунды осветился вспышкой, а звука выстрела также не было слышно из-за специфической конструкции оружия контрабандистов.

Джоанна вскрикнула, покосившись на мёртвого Питера.

— Простите, но любовь к дешевым театральным эффектам ещё не выветрилась из моего молодого разума. Как, впрочем, и юношеский максимализм… — задумчиво проговорил Фейд Ксехмерон.

Из-за спины шокированной женщины вышел тип, принимавший участие в убийстве капитана и штурмана, третий контрабандист. На этот раз он смыл кровь с лица.

— Кто сказал, что клон только один? Как там было сказано в одной старой религиозной книге: “легион имя мне, ибо нас много”? — осведомился он.

— Ну, до легиона ещё далеко, не преувеличивай, — слегка улыбнувшись, ответил Фейд.


Автор: Jonathan
Источник: mmozg.net
Компьютер не подчиняется законам физики. Только в нем глюки возникают из ничего, файлы исчезают в никуда, а объем измеряется в метрах и называется весом.
Автор темы
=LZR=Maj_Kirito
M
перейти в профиль игрока на офсайте RSI
Майор Майор
ШТАТКАподразделение: Эскадрилья №2
должность: Инженер
сводные сведения


  • ?

Сообщение #7 astromo » 25.03.2014, 14:49

Нда... здорово. Первый рассказ грустный... жалко краблик и экипаж. Герои. Ну и второй тоже хорош... кланировал сам себя... здорово!
:astr:
:astr:
Est modus in rebus
=LZR=Maj_astromo M
перейти в профиль игрока на офсайте RSI
Аватара
Майор Майор
ШТАТКАподразделение: Эскадрилья №2
должность: Фрилансер
сводные сведения


  • ?

Сообщение #8 Dimon12ru » 26.03.2014, 01:51

Первый рассказ - ссылка ведёт на второй.
=LZR=Maj_Dimon12ru
перейти в профиль игрока на офсайте RSI
Аватара
Майор Майор
ШТАТКАподразделение: Эскадрилья №2
должность: Пилот
сводные сведения


Вернуться в Паб

Кто сейчас на форуме (по активности за 60 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 7 гостей

cron